LAKESIDE HIGH

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » LAKESIDE HIGH » BEER PONG » a bittersweet symphony


a bittersweet symphony

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/owOndzA.gif
[nick]Pandora Lovegood[/nick][icon]https://i.imgur.com/8opZVDt.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/0bTElUk.gif https://i.imgur.com/EkKug5K.gif[/sign][info]<div class="lzname">Пэнни Лавгуд, 24</div><div class="lzdes"></div><div class="lzftale">изобретательница, экспериментатор с широким спектром интересов, родоначальница течения «естественная магия», жена любимого мужа.</div>[/info][status]here today and gone tomorrow[/status]

+5

2

one day our eyes will close
my dear, there’s a thorn on the rose

https://i.imgur.com/WJ3GWWQ.gif

× × ×

https://i.imgur.com/rrKwBLg.gif
cause every flower must die
my dear, my petals cry


[indent] позднее утро конца августа расцветало над "скворечником" необъятным бутоном медового солнцецвета. безмятежно покачиваясь в ярких потоках ниспадающих лучей полупрозрачные пылинки золотистой пыльцой осыпались на вересковую пустошь, что застилала холмы на многие мили вокруг уединенного дома. тут и там фиолет позднего цветения угасал, будто бы сочный оттенок акварели на кончике кисточки художника слишком быстро закончился и ему пришлось прервать свое занятие, давая возможность землисто-бурым проплешинам в последний раз проявить себя перед тем, как и их засыплет душным лиловым окрасом последнего цветения этого года – вереском.

[indent] если бы лисица, рыщущая по дну неглубокого облысевшего буерака в поисках юркой землеройки, отвлеклась хотя бы на мгновение от своей охоты и подняла острую мордочку и янтарный взгляд зорких глаз, она увидела бы фигуру в белом на самой вершине «черной скалы». эта «скала» неуклонно манила лису и отпугивала одновременно. от неё веяло человеком и добром. лисица была старой и опытной, прихрамывающей на одну лапу после того, как много лет назад попала в ловушку, установленную человеком возле её норы, поэтому больше не верила в доброту людей. но каждый раз принюхиваясь к легким дуновениям ветерка, что огибали высокую «скалу» и неслись прямо к видневшейся у края горизонта ленте шумного ручья, чуяла в воздухе что-то расплывчатое, чему не могла дать названия. в человеческих словарях были для этого определения, впрочем, тоже очень неясные. они назвали бы это счастьем, любовью и магией.

[indent] ими был наполнен дом ксенофилиуса и пандоры лавгуд.

[indent] умиротворенно раскачиваясь на мысочках у самого края крыши и зажмурившись до тонких лучиков-искорок в уголках глаз, пэнни здоровалась с долиной. пряный аромат распустившихся ранним утром лукотрусовых лапок щекотал ноздри, лучи солнца теплыми печатями укладывались на кожу лица и открытые кисти рук, а ветер подхватывал и развивал легкие пряди длинных, серебристых волос. пенни слышала и чувствовала все это: ленивое шебуршание полевых мышей в прогретом летним солнцем подземном жилище, взволнованный щебет желтоноса в низкой поросли подлеска со стороны ручья и глухой стук наливающихся соком румяных ягод брусники в небольшом овраге у холма стотсхед хилл. пустошь была живой и совсем не пустовала. но более живым был дом под её ногами. он вздыхал последними отголосками погасшего в камине изумрудного пламени от летучего пороха, неуверенно звенел пошатывающейся пирамидой разномастного металла в гостиной на втором этаже (пэнни гордо называла «это» своим новым изобретением и получала самый искренний восторг в ответ) и охал падающими в мыльную воду блюдцами, спешившими вымыть себя и спрятаться до следующего утреннего чаепития. он скрипел половицами винтовой лестницы, прошивающей дом насквозь, бренчал стеклом в окне на третьем этаже, открывающимся каждое утро, чтобы впустить свежий дух долины в сонную ещё спальню, и даже шелестел нарисованными выцветшей краской на стенах листьями диковинных растений.

[indent] пэнни знала, что говорят люди об их доме. это были бездушные слова.
[indent] скала.
[indent] ладья.
[indent] цилиндр.
[indent] она же ласково называла дом скворечником, вспоминая деревянные перегородки и округлый дверной проем, ведущий в дом. представляла шумные стайки скворцов, их рябое оперение и непрекращающийся гомон. стол и стулья были сбиты из плохо отесанных тонких ветвей и наспех покрыты яркой краской, несуразные, кричащие. все наполнение дома больше смахивало на большое птичье гнездо – сухие ветви и растения в огромных, угловатых кадках, извечный полумрак второго этажа и усыпанные исписанными мелким округлым почерком пергаментами все горизонтальные поверхности. после тесной квартирки, которую они снимали с мужем несколько лет после женитьбы, этот дом представлялся пэнни огромным замком. но любила она его за другое. выросшая в каменной статуе, которую семейство гринграссов гордо называло семейным особняком, здесь, в черном изваянии цилиндра, она чувствовала себя живой.

[indent] что-то мягкое и теплое прикоснулось к её босым ногам и пэнни улыбнулась, открывая глаза. книззл потёрся сизо-черным боком о её ступню, тряхнул ухом и гулко замурлыкал, устремившись к узкой двери, ведущей с крыши.
[indent] – идём-идём, пухлик, – огибая самодельный телескоп и легко касаясь его кончиками пальцев, всей душой и мыслями пэнни была уже внизу, в их небольшом саду.

[indent] сад встретил её привычным гомоном. низкие деревья омелы у входа в дом негромко о чем-то переговаривались, лениво шелестя ветвями. у грядок с цветами копошился настроенный пэнни садовый набор – грабли рыхлили землю, а небольшая лейка щедро поливала низкорослые кустики слив-цеппелин, которые недовольно отряхивали листья от потоков воды, обрушивающихся на них. книззл вился у ног, поэтому пэнни то и дело приходилось наклоняться к нему, чтобы провести ладонью по мягкой шерсти на загривке, перед тем, как осматривать следующее растение.

[indent] осмотр сада всегда заканчивался за домом. там, где росло дерево горицвета. редкое растение, доставшееся лавгудам вместе с домом и найденное в самом дальнем уголке сада уже после переезда, два раза в день тщательно осматривалось. утром каждую ветвь оглядывала пэнни, вечером поиском цветов занимался ксено.

[indent] напевая простой мотив и переговариваясь с мурлычащим пухликом, пэнни исследовала каждую ветвь, осторожно оглаживая свежие ростки и чуя тепло нагретой от солнца коры. деревце было небольшим, с округлыми малахитовыми листьями, отливающими на солнце бронзой. замысловатый узор коры складывался в безграничный лабиринт, по которому туда-назад сновали трудолюбивые муравьи. один из них отделился от стройного ряда собратьев, просеменил по уплотнению возле основания нижней ветки и побежал вверх, огибая тонкие отростки молодых ветвей, устремляясь к самой верхушке. и как только пэнни подняла взгляд, прямо над её лицом оказался небольшой, почти прозрачный цветок. она зачарованно протянула к нему руку, поглаживая бархатистость лепестка и поняла, что второй рукой невольно прикасается к своему животу. тихий возглас счастья сорвался с её губ.

https://i.imgur.com/uw1In0J.gif

[indent] 1974'july
[indent] крупные капли настырного июльского ливня попадая в волшебный огонь огромных факелов шипели и таяли, как кусочки парафина. крепко держась за рукав пиджака своего новоиспеченного мужа, пэнни прятала лицо от косых порывов сильного ветра, приносящего дождь и озноб. ливень начался внезапно. ещё минуту назад небольшую площадь у магического цирка наполняли душный сахарный аромат взрывающейся воздушной кукурузы и восторженные крики юных волшебников и волшебниц, теперь воздух пах сырым порохом, а разноцветная кутерьма вдруг приобрела стальной оттенок. красочные огни шатров поблекли, перетекая яркой акварельной краской в небольшие лужи на асфальте. хотелось одного – спрятаться где-то от острых ледяных пик непогоды.

[indent] – давай сюда, – теплая рука скользнула к талии и ксенофилиус свернул куда-то влево. все, что видела пэнни за секунду до того, как оказаться в тепле и полумраке циркового шатра – отблеск потрескавшейся деревянной вывески в большой луже у самого входа – всю дорогу она пробежала низко склонив голову. на небольшой доске линялой краской был изображен кентавр с гадальным шаром в руке, а в шатре пахло теплой шерстью.

[indent] – какая красивая пара, – в глубине свисающих тут и там с потолка разноцветных плотных тканей кто-то пошевелился и лавгуды обернулись. не смотря на то, что нижняя часть тела была устелена огромными одеялами и увидеть можно было только голый торс с накинутой на него пестрой жилеткой из самотканого полотна, ни у одного волшебника не возникло бы и доли сомнения. это был кентавр. он лениво перебросил тяжелые пряди смоляных волос с одного плеча на другое и поманил лавгудов к себе. рука ксено сжала ладонь пэнни. он обернулся к ней и в глазах его вспыхнул тот самый огонь, который она так любила. это был огонь, который заставил их через пару дней после подписанных в министерстве бумаг о бракосочетании отправиться на поиски лунного серебра для обручальных колец. это был огонь, который позволил им ещё в юношестве вывести собственный сорт тыкв. это был огонь, который заставил пэнни полюбить ксенофилиуса. она чувствовала его тепло, протягивала озябшие после многих лет холодного непонимания со стороны семьи ладони и языки этого родного пламени ласково лизали её тонкие пальцы. это был тот огонь, который даже в скромной съемной квартирке разжигал их семейный очаг и дарил тепло. пандора улыбнулась и сделала несколько шагов вперед, ей и самой было интересно послушать, что может сказать кентавр.

[indent] он назвал себя нессом, а потом в руках его появилась затертая и засаленная колода карт. выкладывая шестерки и даму пик, несс говорил о том, что ждёт их впереди, лил медовый поток счастливых, солнечных лет, что ждали их, а потом вдруг замер. поднял остекленевший взгляд ставших какими-то звериными глаз на пэнни. морозная волна пробежала по её телу, заставляя впиться пальцами в ладонь мужа как можно сильнее. она даже чувствовала, что подол легкого платья бьет её по голым ногам от внезапно налетевшего студеного ветерка, но не могла оторвать глаз.

[indent] кентавр медленно повел головой вправо и влево, а потом заговорил:

«когда родит плоды вам горький цвет, что будут слаще меда и краснее крови,
появится из чрева человек, свидетель материнской смерти через годы.
слезам вдовца иссохнуть не дано, душа печаль закупорит навечно,
и там, где месяц навсегда взойдет, уж солнцу никогда не будет места».

[indent] как только скрипучий голос смолк, в шатре повисло безотрадное молчание. все трое знали, что это значит.

https://i.imgur.com/993GqGu.gif


[indent] уже несколько часов в гостиной был слышен только скрип пера и тяжелое уханье нового агрегата в углу, который пэнни гордо прозвала «чистильщиком». из одного бока бесформенной груды досок и ящиков вверх ногами торчала большая метла, которая постоянно что-то подметала. огромная тряпка, облетая вокруг всего этого сооружения, плюхалась то в ведро с водой, то в ведро с собранными недавно пожелтевшими листьями домашних растений и то и дело размазывала по полу огромные водяные кляксы вперемешку с засохшими цветками огненного мака. внутри груды что-то жужжало и скрипело, но миссис лавгуд ни разу не подняла голову.

[indent] отвлечь её от своего занятия смог только всполох изумрудного пламени в камине.

[indent] – сегодня утром зацвела горицветка, – проговорила пандора, убирая пергаменты в ящик стола. ксенофилиус так и замер со щеткой, не успев счистить золу со своего рабочего костюма. он стоял ледяным изваянием прямо посреди гостиной и смотрел на пэнни не отрывая взгляда. она скользнула к нему, оставляя в воздухе на секунду всполох яркого серебристого свечения от своих волос, но так и не посмотрела ему в глаза.

[indent] – ты сам знаешь, что это означает, – кончики пальцев пробежались по его пиджаку, собирая на подушечки остатки чернеющей золы. – я беременна.

[indent] подбородок приподнялся, пэнни прочертила взглядом линию от его груди по шее, задержалась на пару секунду, всматриваясь в напряженную ниточку губ, и их глаза встретились. чистое счастье изумрудных утопило в себе тревожность, зарождающуюся в глубине серо-зеленых.

[indent] справочники по травологии твердили, что горицвет цветет очень редко, в садах у некоторых волшебников не цвете и вовсе, а плоды его по вкусу напоминают мёд. пэнни знала, что плоды на их горицветке обязательно будут с горчинкой. ведь пророчество было произнесено.

[nick]Pandora Lovegood[/nick][status]here today and gone tomorrow[/status][icon]https://i.imgur.com/8opZVDt.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/0bTElUk.gif https://i.imgur.com/EkKug5K.gif[/sign][info]<div class="lzname">Пэнни Лавгуд, 24</div><div class="lzdes"></div><div class="lzftale">изобретательница, экспериментатор с широким спектром интересов, родоначальница течения «естественная магия», жена любимого мужа.</div>[/info]

+2


Вы здесь » LAKESIDE HIGH » BEER PONG » a bittersweet symphony